Это один из логотипов Красного матроса. Нажмите сюда мышкой, чтобы посмотреть весь логотипарий
      ТО "КРАСНЫЙ МАТРОС"
 
     
 
     


  Обложка

 

  Об издательстве

 

  Новости

 

  Книги

 

  Книжные серии

 

  Звуки

 

  Мероприятия

 

  Авторы

 

  Где купить

 

  Ссылки

 

  О сайте

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
"Морская"
Морская

Морская

Евгений Мякишев. Стихотворения

Вступительная статья - А. Плуцер-Сарно

Послесловие к предисловию - М.М. Болдуман

Продюсер:
Михаил Сапего

Художник:
Людмила Левитина

Подготовка оригинал-макета:
Олег Владимиров

112 стр., илл.

Тираж 500 экз.

ISBN 5-7187-0732-4

"Красный Матрос" - книга девяносто первая




"Морская" Мякишева. Предварительная смута и первые ощущения. С отступлениями.

Евгений сурово вымолвил: "Давай сто рублей - получишь хорошую книгу". Я отдал деньги безропотно. Как возразишь? Видали Мякишева живьем? В общем-то, зрелище жуткое. Неслабый облик у поэта! Куда там Голливуду с фильмами про вампиров-маньяков. Как-то на память поневоле приходят строки: "Этот человек проживал в стране самых отвратительных громил и шарлатанов…" - с той оговоркой, что деятели из водолазовой службы к такому на стул присесть не осмелятся.

И деньги не пропали… за почтение - бонусом книга все-таки прилагалась. "Морская". Стихи. Круто.

Евгений еще добавил мрачно: "вот ты у нас в обозреватели подался, - обозревай", - и подписал экземпляр.
Обозреваю.
Книга плотная, славно изданная, как добрый лопатник купюрами, туго набита текстами. Не все, правда, тексты равновеликого достоинства, есть какие-то разменные бумажки, но некоторые явно драгоценны - будет потом их создателю, видимо, чем оплатить уголок вечности. Тут о вечности речь. И читатель, причтен, внакладе не останется.

Снабжена книга кой-какими иллюстрациями и двумя предисловиями.

Система из двух предисловий сама по себе интересна.
Первое накатал - известный? - лингвист? - Плуцер-Сарно. Составитель Словаря русского мата - для этого гнусного словаря Евгений немало потрудился, изобретая матерные выражения, никогда дотоле не существовавшие в природе. Плуцер (по слухам - словарь этот редкость) разработки Мякишева постоянно там цитирует, - подтверждая, должно быть, свою лингвистическую изощренную состоятельность и разнообразя компетентную научность статей, живыми, якобы, примерами народного матерного ополчения. Кто кого тогда надул, Плуцер Мякишева или Мякишев Плуцера - загадка? Но в предисловии к "Морской" Плуцер явно обратно реванш берет.

- - - К слову. Евгений особо не стремился, но надул толпу своих биографов и летописцев своей творческой деятельности. Так вышло. Ему, чтоб создать в уме (и на пере) созерцателя некий свой чудовищно мифологизированный образ с уклоном в мир злодейства и чудовищности, никаких усилий прилагать не нужно. Летописцы, его только завидев, автоматически впадают в священный трепет, и несут упоительную мистическую чушь. В основном про "нож в кармане" и всяческую преданность делу тяжелого хулиганства, затяжного алкоголизма и черных лестниц с ковыляющей по ним черной рукой в плаще. Не мудрено. Вид Мякишева ужасающ. (Тексты его также, если что, именно способствуют трансформации прекрасного принца обратно туда, где он и прежде рыдал в образе монстра, заточен колдунами, пока его не освободили мечтатели,- и уже навечно безвылазно).

<a href=/km/persons/mjak>Евгений Мякишев</a> и <a href=/km/persons/sapego>Михаил Сапего</a>

Среди поэтов Мякишеву мало кто соответствует. Евгений чисто органически - в своей гипертрофированной физиологичности слишком из ряда выбивается. Фотографии я не прилагаю но. Сравнить его не то что с поэтами, а даже и с крупными флибустьерами или деятелями других мужественных профессий не очень найдешься. Ван Хельсинг - вонючка. Джек Воробей - гусеница… Зато наш Евгений - это, да… вещь. Это Внешне. Внутренне он наверняка, как снег, до дьявола чист; какие-то гармонические метели в нем издревле заводят веселые прялки, - выталкивая наружу строки и куплеты песен. - Кое-что в довесок, так сказать для широты спектра, для объема, - например, сомнения, переживания, а также запасы авантюризма самой высокой и лучшей марки - внутри, в сердцевине, у Емъа тоже, конечно, имеются. Есть подозрения, что он связан с космосом. Но в целом обманываются охотники за биографиями - и рады труду самообмана. И пусть их.
- Тут кстати, уместно будет встремить пясть граней в образ поэта и горсть линий в обрез его харизмы. -
Видимо, крепко он, аллегорически, разумеется, когда-то с полки шлепнулся. Непонятно зачем полюбил поэзию, воспарил,.. и сердце запело, стал писать, продвинулся, не мог не писать, теперь кроме как укладываться в стих, мало что его, наверное, интересует.
Образован, но молчун. Умен. О своих мыслях распространяться не любит. Может блеснуть. Чаще производит впечатление человека, в котором что-то горит, и вот-вот взорвется, но почти никогда не взрывается. Там где ему не надо держать "осанку", где можно расслабиться в отсутствие наблюдателей, строго следящих за тем, чтоб он соответствовал своему литературному образу, Мякишев мил и обаятелен. Легко поддерживает самую заковыристую научную беседу и... права человека. Многим своим товарищам бескорыстно и по-царски помогал врастать в творчество и творчески вырастать. Полчища чужих рукописей исчиркал и перечеркнул зеленым маркером. Не его недоработка, хотя горе, что ученики и послушники в неисчислимом множестве оказались двоечниками, прогульщиками и лентяями...

- - -
Но вернемся к Плуцеру с его клятыми предисловиями. Речь в предисловии Плуцера-Сарно идет о, почему-то, Баркове, ныне почти забытом архаичном срамном поэте времен Очакова и покоренья Крыма, писавшем на потребу ...не знаю кому на потребу… гарнизонным офицерам? Обманутым вкладчицам?
Статью свою о Баркове Плуцер кое-где разнообразит вкраплениями примеров из Мякишева - неряшливо и со скрипом Мякишева с Барковым сопоставляя - и в целом получается какая-то чудодейственная "ахинея", что, быть может, и является тем результатом, который Мякишев Плуцеру заказал вывести.
А может, и не является. Может, Мякишев ничего и не заказывал, уповая на Господа и на плуцеровскую респектабельность - се косвенно подтверждает и тот факт, что во втором предисловии - его написал профессор Болдуман - Болдуман Плуцеру с какой-то поддельной бодростью возражает, комментирует плуцеровские заметы со странной учтивою горечью, вообще горит каким-то печальным оптимизмом, защищая светлый портрет поэта Мякишева от плуцеровских инсинуаций.

Все едино. Некая оппозиция, возникающая между двумя этими предисловиями, назначена, очевидно, погрузить возможного читателя в большое, до ступора, недоумение. А зачем так, я не знаю? Мало я о мире знаю. Может Мякишев хотел достичь такого эффекта, а может этот эффект сам получился из рассогласованности в действиях предисловщиков, недогляда небес... и удивил самого Мякишева?

Так, с предисловиями разобрались.

Теперь о стихах.
Метод Мякишева-поэта - брутальный манъеризм. Или "брутальный манъеризм". Я продолжаю настаивать на этом термине.
Поэт занят игрой в лирического героя - игра ролевая, в основном производства школы лицедейства и только изредка, участками, школы переживания.

Цель игры: ловчей настрополиться, чтоб соединять слова посредством ритма в текучие гадючьи свертки - и этими соединениями, в изготовлении коих поэт проявляет злодейское мастерство, оказать на возможного потребителя воздействие жалящее опаляющее.
- В том грандиозном смысле, в каком огромная, размером с корабль, чугунная болванка, плывя под куполом литейно-кузнечного цеха, может приземлиться и навсегда укусить зазевавшегося.

(...Я так однажды чуть не погорел с приятелем, в студенчестве, в одном из цехов Ижорского завода. Мирно пия рабочий терпкий квас и созерцая наступление раскаленного светопреставления, мы вяло, вполсловца, обменивались вербальной философией. Тепло было, юность, инерция. Хорошо один местный Христос к нам обратился с матерным воззванием, и мы успели юркнуть в потайной проход. Вот бы реальность бесилась и еще долго пускала пузыри, упрямо зачем-то продолжая обозначать след нашего в ней неприсутствия...).

Если же проще, то впечатление иногда складывается вместе удручающе отравляющее и воскресительно обнадеживающее - комическое и печальное одновременно.

Форма. Традиционные строгие размеры, в которые плотно упакованы вязкие жгуты ритмических предположений.

Суть. Некий люмпен-паук вещает из своей норы, опровергая святые устои и нравственные принципы, разработанные городским человечеством. Может ли паук выползти, и смертельно укусить - неизвестно. Широко применяется ненормативная лексика.
Временами паук мечтает, иногда о любви. Много у "паука" также всяких воспоминаний.
В аллегорическом приближении - вариант записок из подполья - черный квадрат - знак аварийного торможения - стоп-кран - приказ: прекратить движение и размышлять на распутье, куда же пойти - выбор, впрочем, нещедрый: везде, в общем-то, головы не сносить.

Словам тесно, мыслям просторно - но не всегда ясно, где слова ради мыслей, а где мысли выбивающиеся из слов - то есть надобно разбираться, трудиться.
Всяк ли способен, испытывать счастье, сопротивляясь армии пляшущих человечков-монстров, средь коих часто попадаются и настоящие умодробительные гоблины - вопрос?

Времени поэт не выражает. Ответственности не несет. Ходит себе по небу, по небесам, одновременно крепко с небес упадая - ангелы с трудом его поддерживают, не выдерживают перегрузки. - Падать предпочитает в болото - чавкающие хлюпанья вязкой трясины, не раздаются только тогда, когда их отменяют гулко-хлесткие хлопки парашюта. - Это я скрыто цитирую, и открыто импровизирую.

Поэт обожает словечки биологические, сравнения из ботаники.
Норовит переуплотнить стих.
В одном из текстов почти подряд идут такие слова: туманным, заколдованным, тьмы, коряг, шатким, обманным, кутерьмы, опоенный до одури волглой глухой тишиной, не ищи, зачарованный.

В целом ощущение очень вязкой, и очень медленно, до непроворота мозгов, куда-то передвигающейся, быть может, кочующей (посредством лирической текучести, поверхностного семантического натяжения и звучного капельного притяжения) поэтической материи. В какие-то моменты возникает ощущение, что эта поэтическая материя тождественна попытке нарубить кровяную колбасу на толстые ломти. То есть недостаток такой поэзии в некой разящей умышленности.

Недостаток, порою оборачивающийся достоинством некоторой живописной и даже сказочной искусственности. - Как если б Алладин, научно ссылаясь на всяческие косвенные постулаты из теории плотности сред, стал бы повсеместно пропагандировать, еретическую версию о том, что джинна из медной бутыли сподручней выковыривать погрузившись на дно океана, нежели уединившись в задней комнате багдадского трактира - в этом тоже есть какой-то красивый и таинственный смысл. Но, правда, не слишком ли он таинственен?

Следует отметить, что те стихи, которые написаны совместно с профессором Болдуманом, - а таковых есть, - те, будто тверды, не перетекают, сверкают даже хрустальными гранями, видимо, именно Болдуман понавставлял в них каких-то "скрепок" своего бредового, но очень смешного юмора. Болдуман - лингвистический юморист и фразеологический топ-менеджер их с Мякишевым поэтической гоп-стоп компании.

Подвывод. Хорошо бы поэту являться в те времена, когда поэзия востребована.

Вывод.
Всяк найдет себе в этой книжке шесток, чтоб с него, узнав способ как, улыбаться мировой гармонии.
И любители поэзии.
И любители изощренного изобретательного мата.
И любители анализировать механизм работы чужого продуктивного воображения.

Dromos




Матерый значит матершинник

Мякишев - не просто залихватский поэт про бухло-баб-галлюциногенные грибы-травку, как может показаться на первый взгляд. Сквозь стихи про пьянку, сквозь галлюциногенный поганочный бред, сквозь образ поэта-хулигана проглядывает, если присмотреться, подлинный трагизм, который и является отправной точкой мякишевских стихов. Перед тем как писать про "Морскую", я просмотрел еще раз все вышедшие книги Мякишева, и вот что вырисовалось... В самом начале поэт, выражаясь в духе написавшего предисловие к "Морской" Плуцера-Сарно, был полон надежд на то, чтобы оплодотворить своими стихами если не весь мир, то по крайней мере умы своих читателей. Но очень скоро столкнулся с суровой реальностью - нет, не ненужности поэзии, а - старения, причем не физического, а внутреннего, духовного. Тема времени - одна из главных мякишевских тем. Другая тема - любовная. И если в первых стихах лирический герой любовных эпистол нежен и внимателен по отношению к своим нежным же и трепетным спутницам ("И угадали в последнем трамвайном звонке // Голос глухой мой и твой, чуть заметно дрожащий"), то в последующих стихотворных свидетельствах мера цинизма мэтра взлетает до небес, и этот цинизм - свидетельство внутренней метаморфозы. Какую же еще цель должен преследовать поэт, как не отображение изменений собственной души?.. Ну, Мякишев и отображает.

Так вот, о времени. Стоит ли верить Мякишеву, когда он пишет в своей предыдущей книжке, сборнике "Коллекционер": "Я не стал узловатым и жестким, не покрылся морщинистым мхом"? С чего бы было и оправдываться, если бы не стал, не покрылся? Нет, время, как явствует уже начиная со времен написания поэмы "Скитальцы" (1991–1993), давно уже подтачивало поэта. Он и сам это наверняка хорошо чувствует. И вот тут начинается самое грустное: как же оно должно было его подточить, чтобы на вершине своей творческой зрелости Мякишев не нашел ничего лучшего, чем пуститься в беспробудный матерный популизм. Обсценная лексика, если вдуматься, самый поэтический слой русского языка: с ее помощью абсолютно любой может почувствовать себя поэтом. И, обильно вкрапляя в свои стихи слова на х, б и п, Мякишев как бы говорит всем, кто любит украшать свою речь всеми этими словами: "Вы не хуже, чем я. Вы тоже — поэты". И его популярность растет.

Остается только согласиться с самим поэтом, заявляющим о себе следующее:

Нет у меня, лябдь,
способностей к бизнесу,
К музыке, к спорту,
к наукам... Увы.
Часто текут у меня
сопли из носу,
Слюни - из прочих
частей головы.
В зеркале я наблюдал
отражение
Собственных, в целом -
унылых телес.
Я понимаю, что Мякишев
Женя (я) -
Ангел, серьезно
упавший с небес.

Эти стихи - надо отдать им должное - хороши, - чего не скажешь о половине вошедших в "Морскую" стихов, хотя и скажешь об оставшейся половине. Чего там: Мякишев все понимает, и про генезис матерного начала своих худших стихов - тоже. Поэтому-то он так трагичен. Тем более, что безусловно талантлив.

Дмитрий Трунченков
Журнал "Прочтение", 19/10/07 - http://prochtenie.ru/index.php/docs/1016



Книги:
  Ссылка из этого текста "Коллекционер"
Музыка:
  "Морская" "Полнолуние"
Персоны:
  Ссылка из этого текста Евгений Мякишев
  Ссылка из этого текста Михаил Болдуман
  Ссылка из этого текста Михаил Сапего



наша реклама
Добро пожаловать в картинную галерею Митрича