Это один из логотипов Красного матроса. Нажмите сюда мышкой, чтобы посмотреть весь логотипарий
      ТО "КРАСНЫЙ МАТРОС"
 
     
 
     


  Обложка

 

  Об издательстве

 

  Новости

 

  Книги

 

  Книжные серии

 

  Звуки

 

  Мероприятия

 

  Авторы

 

  Где купить

 

  Ссылки

 

  О сайте

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
[на описание издания]

Про Чапая

Народный сказ.

Художник Дмитрий Дроздецкий (Митрич)



page1_1


   И совсем не утонул Чапай в седом Урале.
   Урал он переплыл, не напрасно его хорошим пловцом считали, а казаки погоню за ним устроили. Совсем было догнали Чапая.



page1_2
page2
page3_1


   Казаки проскакали рядом - не заметили его, думали, он вперед убежал. А Чапай тем временем вылез из берлоги и вбок, по спрятанной в кустарнике тропинке, пробежал.



page3_2
page4
page5_2


   Уж вечер спускался, когда он очутился на опушке. Солнце собиралось за край степи спускаться.
   Оглядел Чапай и видит: вправо кибитка стоит, а по степи лошади пасутся. Пошел он туда.




page5_1
page6
page7_1



   Никто не отвечает. И кругом тишина стоит. Слышно было, как трава звенит и жаворонки в небе перекликаются.
   Чапай опять спрашивает:
   - Кто хозяин, выходи.
   Зашуршало что-то в кибитке, и вот из неё выполз дряхлый старик киргиз.




page7_2
page8
page9_1



   Ему Чапай и рассказал, кто он такой.
   - Я, - говорит, - Чапай, Василий Иванович, командир Чапаевской дивизии, против белых борюсь, за свободную жизнь для бедного народа.
   - Слышал, слышал про тебя, - говорит старик. - Большой ты герой, вся земля знает.




page9_2
page10
page11_1



   Нагнулся вдруг старик, приложил ухо к земле и слушает.
   Лицо его стало хмурым, беспокойным.
   - Да-а, - говорит, - погоня за тобой несется, и близкая.
   Старик быстро слазил в кибитку и принес оттуда ком сыра и кувшин кумыса.
   - Пей, ешь скорей, а дальше видно будет, что делать.


page11_2
page12

page13_1


   А старик опять прилег ухом к земле и послушал.
   - Теперь казаки совсем близко. Вот-вот выскочат... Лошади у них быстрые, как лани, а у нас ещё быстрее есть, как горные соколы.




page13_2
page14
page15_1


   Смотрит Чапай: от табуна жеребец скачет, да такой - описать его невозможно. Редко у какого царя такие кони были. Огненный весь, на груди звездочка белая, а глаза умные-умные, как у человека.
   - Вот тебе конь, - сказал старик, - он тебя от всех бед будет уносить. А вот тебе серебряная сабля и ружье позолоченное - они будут твоими первыми друзьями.


page15_2
page16
page17_1



    - Садись на коня и лети мимо леса, вправо и влево. Пять ночей и пять дней будешь нестись ты на коне, и принесет он тебя к высокой горе...






page17_2
page18
page19_1



    И будет там твой стан, и никто тебя оттуда не возьмёт никогда. А в нужные минуты, когда бедный народ будут буржуи обижать, ты будешь выручать его из бед.




page19_2
page20
page21_1



    - Улетай, сокол ясный, казаки совсем рядом.
   Только впрыгнул Чапай в дорогое седло да схватил за поводья: молнией понесся конь вдоль леса, облако пыли по земле только стелется.
   В это время солнце за землю упало и наступила




page21_2
page22
page23_1



    - Где тут Чапай скрывается?
   - Не знаю, - говорит, - не видел такого.
   - Как не видел? - закричали казаки. - Куда он делся?
   Всё кругом обыскали - и кибитку, и лес, - не нашли Чапая. Тогда офицер приказал подчинённым:




page23_2
page24
page25_1


    - И повесили старика на осине, а кибитку его сожгли.
    А когда приехали к своему генералу, то доложили, что утонул Чапай в Урале.
    И знают только уральские степи, какие геройские поступки совершал Чапай. Немало было случаев, когда он выручал из бед красноармейские отряды.
    Вот-вот погибнет отряд: и сил у него мало, и патронов нет, того и гляди озверелые беляки перерубят добрых людей, - и вдруг откуда ни возьмись появился Чапай.


page25_2
page26
page27_1


    - За мной, ребята! - закричит он и прямо на беляков понесётся.
   Пропадает у красноармейцев страх, разгорятся сердца, и в атаку за Чапаем бросятся. Да так рубятся, что от врага ни единой живой души не останется.
   А потом, когда опомнятся, глядь, - а Чапая нет. И не верится им, был ли он тут на самом деле. Но многие уверяют, что видели Чапая.



page27_2
page28
page29



ДОПОЛНЕНИЕ

   Героическая смерть Василия Ивановича была близко принята к сердцу всеми трудящимися Советской страны. Враг был жестоко отомщен. Как переживала эту смерть семья героя-жена и дети, - рассказал нам сын героя Александр.
   - В сентябре 1919 года, - говорит он, - как сейчас помню, вечером приехала мать. Безутешно плачет, но нам ничего не говорит. Затем она собрала нас всех к столу, и рыдая, проговорила:
   "Вашего папу убили казаки!"
   Все дети громко заплакали, только я не проронил слезы: в горле комок застрял, а не плачу.
   В тот же вечер приходили боевые товарищи отца - нас утешать. Люди не переставали к нам ходить, а на людях как-то лучше переносишь горе. Дней этак через десять стали приходить к нам раненые красноармейцы из-под самого Лбищенска. Помню одного из них, который прожил у нас очень долго. Пришёл он, назвал себя, - оказывается, был лучшим боевым товарищем отца. Сидит на лавке, рука у него на бинте висит. Качает головой.    - Нет, - говорит, - этого не может быть!
   - Чего не может быть? - спрашивает мать.
   - Не может быть, чтобы Василий Иванович погиб: его пуля не брала.
   - Думаешь, заговор от пули знал?
   - Не заговор, не наговор, а так - грудь у него, должно быть, стальная...
   Мать насторожилась да и мы затаили дыхание.
   - Ты, может, слух какой о нем имеешь? - робко спросила мать.
   Красноармеец помолчал, как будто что-то обдумывая, затем сделал рукой знак, чтобы мы подошли к столу.
   - Есть слух, - сказал он, - говорил мне красноармеец один, что Василий Иванович Урал переплыл, а теперь у бедного киргиза в кибитке скрывается, ждет, когда казаков разгромят. Ведь иначе ему показываться нельзя.
   Мы затаили дыхание, слушали, и как-то не верилось, что отец действительно жив.
   - Непременно жив! - настаивал раненый. - Ведь киргиз-то, что спрятал его, - бедный, а бедняки всех наций кругом любят Василия Ивановича.
   Красноармеец прожил у нас долго и каждый день принимался повторять свой рассказ. Мне теперь кажется, что он сам выдумал и сам своей вьщумке поверил.
   Но отец не пришёл: холодные волны Урала поглотили его навсегда.

Саратовская обл., 1946



end

[на описание издания]


наша реклама
Справочник по группе