Это один из логотипов Красного матроса. Нажмите сюда мышкой, чтобы посмотреть весь логотипарий
      ТО "КРАСНЫЙ МАТРОС"
 
     
 
     


  Обложка

 

  Об издательстве

 

  Новости

 

  Книги

 

  Книжные серии

 

  Звуки

 

  Мероприятия

 

  Авторы

 

  Где купить

 

  Ссылки

 

  О сайте

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 
"Трансляции"
Трансляции

Георгий Манаев. Обратные переводы

Продюсер
МИХАИЛ САПЕГО

Куратор проекта
МИРОСЛАВ НЕМИРОВ

Импресарио ОсумБез
ГУЗЕЛЬ НЕМИРОВА

Макет
ГУЗЕЛЬ НЕМИРОВА

Художник
ИРИНА ВАСИЛЬЕВА

Вывод пленок
ЕЛЕНА НЕМИРОВА

Посвящается им

За ценные советы, поддержку
и помощь в производстве книги
я благодарю
всех ОсумБезумцев, Мирослава и Гузель Немировых,
Дмитрия Шагина, Юлю Беломлинскую, Елену Немирову,
Игоря Плотникова, Лоуренса Фаулера.
Отдельная благодарность - Михаилу Сапего.

(c) Г. Манаев, 2004
(c) И. Васильева, оформление, 2004

ISBN 5-7187-0527-5
64 стр.
Тираж 500 экз.

"Красный Матрос" - книга шестьдесят третья
"Осумасшедшевшие Безумцы" - книга четвертая

Книга опубликована в Интернете Книга опубликована в Интернете "ОсумБез":http://www.osumbez.ru/manaev/20030401.shtml




Обратные переводы

Обратные переводы - одно из новейших направлений современной поэзии. Его первопроходцем является Шауль Резник, книга которого "Переводы с русского и обратно" вышла в 2003 году в издательстве "Красный Матрос". В книгу вошли переводы различных русскоязычных текстов - от "Мурки" или гимна Советского Союза до стихов Мирослава Немирова или Шиша Брянского - на иврит и обратные переводы этих же текстов с иврита на русский.

Надо заметить, что у Резника обратные переводы имеют, помимо чисто художественного, и иное значение: не будь их, неподготовленный (здесь - не знающий иврита) читатель смог бы оценить переводы Резника лишь с фонетической (в книге даны русские транскрипции) стороны; содержание текстов оставалось бы тайной.

Обратный перевод позволяет проникнуть в эту тайну, однако здесь мы сталкиваемся уже с деформированным (по сравнению с оригиналом) текстом: например, в обратном переводе с иврита совковое до оскомины

партия сказала "надо",
комсомол ответил "есть"

превращается в мистически-сектантское

партия приказывает,
комсомол отвечает "аминь";

в ресторане девушка по имени Мурка

отдыхает счастливо в кожаном одеянии,
и пистолет милицейский в руке ее


- подобное садомазо, получившееся в процессе обратного перевода, действительно способно вызвать страх у "столь сугубых правонарушителей" - "злых урок" в оригинальном тексте известной песни.

Подобная трансформация текста подчас воспринимается исключительно как упражнение или даже фокус, эдакий "испорченный телефон": так, студентам филологических факультетов на занятиях предлагают отгадать, какая русская пословица в обратном переводе с английского звучит как "женщина выходит из кареты, и лошадь бежит быстрее" ("баба с возу - кобыле легче").

Известны также весьма плодотворные эксперименты М. Гаспарова, переводившего Батюшкова, Жуковского, Пушкина и других поэтов "с русского на русский" (см.: журнал АРИОН, N1 за 2003 г., или http://www.arion.ru/mcontent.php?year=2003&number=77&idx=1122).

Однако, как показывает опыт того же Резника, обратные переводы можно (и должно) воспринимать не только как эксперимент или игру, но и как самостоятельный жанр.

На сегодняшний день обратный перевод стихотворного текста, неотделимый от прямого перевода оригинального текста на любой иностранный язык, устоялся в форме верлибра, местами весьма схожего с подстрочным переводом.

Отсюда проистекает наиболее частый упрек авторам обратных переводов - в том, что они фактически создают подстрочники, которые вполне могут быть сработаны и с помощью сетевых электронных переводчиков.

Упрек этот безоснователен не только потому, что, как показывает опыт, машина не способна создать грамматически и синтаксически связный (не говоря уже - обладающий какими-либо художественными достоинствами) перевод.

На мой взгляд, при создании обратного перевода автор, используя прямой перевод (который при этом не теряет самостоятельной ценности) как ступень к обратному, целенаправленно деформирует текст оригинала.

Цель этой деформации - "разоблачить" лексические конструкции оригинала, разрушить устоявшиеся словообороты, метафоры и штампы, представив "на выходе" отражение оригинального текста в зеркале иностранного языка, открывая при этом широкое поле новых текстовых ссылок и коннотаций.

Нетрудно заметить, что в большинстве случаев текст, переведенный "обратно", лишается какой-либо ярко выраженной эмоциональной окраски. Именно эта характеристика обратного перевода позволяет, например, М. Немирову (являющемуся идеологом и вдохновителем направления) говорить о нем как о "пути к правильному русскому верлибру", то есть "верлибру без истерики", которой, как справедливо, на мой взгляд, замечает Немиров, грешат многие современные авторы.

Сухость и точность, доходящая порой до комичности - вот одна из главных характеристик обратного перевода.

Обобщая вышеизложенное, можно сказать, что обратный перевод с концептуальной точки зрения является именно симулякром, копией копии, текстом, депривированным от оригинала и имеющим с ним весьма отдаленную "зеркальную" связь, о которой мы говорили выше.

Поскольку это предисловие предваряет некоторый корпус переводов на английский и с английского языка, то разумно будет сказать несколько слов об особенностях этих переводов, и, в частности, о трудностях перевода обсценной лексики, которой в силу определенных причин изобилуют выбранные мной для перевода стихотворные тексты.

Представляется очевидным, что при переводе стихов с сохранением размера и строфики оригинала переводчик не способен передать все чувства (если хотите - аллюзии и коннотации), которые вкладывает поэт в текст оригинального стихотворения.

Переводчики, для которых русский язык не является родным, часто жертвуют формой ради содержания (превращая, например, классический пятистопный ямб в верлибр), но даже таким способом не достигают полноценной интерпретации оригинала.

Избирая же первый путь - перевод с сохранением рифмы и размера - переводчик неизбежно вынужден "отсечь" некоторые аллюзии, изменить структуру текста ради сохранения формы, присущей оригиналу - то есть, "загнать" текст в узкие рамки иного языка.

Обратный же перевод, выполняемый в форме верлибра, позволяет вернуть текст в более широкое языковое поле, но в этом случае, как мы показали на примере переводов Резника, уже будут присутствовать иные аллюзии, порой комично и парадоксально интерпретирующие оригинал.

Та же схема "сужения и расширения" текста работает и при переводе ненормативной и табуированной лексики.

Здесь присутствует и еще одна деталь: в английском языке строго табуированных выражений меньше, нежели в русском; но недостаток с лихвой восполняется обилием эвфемизмов и сленговых выражений.

Так, в английском не существует слова, которое по экспрессии и степени табуированности было бы равноценно слову "хуй" - "dick", "cock", "tool" и другие являются только устоявшимися сленговыми выражениями.

Однако есть и необыкновенно образные эвфемизмы, не имеющие аналога в русском: так, слово "пизда", помимо табуированного "cunt" и широко известного "pussy" можно перевести и как "beef curtains" (мясные занавески).

Таким образом, "игра на разнице" полей ненормативной лексики английского и русского языков при переводе и обратном переводе способна породить новые колоритные эвфемизмы и сленговые единицы. Направление обратных переводов на сегодняшний день, очевидно, находится в стадии развития.

Насколько долгим будет это развитие и к чему оно приведет, покажет время - но, как мне кажется, обратные переводы потенциально вполне способны занять достойное место в широком пространстве contemporary art.

Георгий Манаев



Книги:
  Ссылка из этого текста "Переводы с русского и обратно"
Персоны:
  Ссылка из этого текста Георгий Манаев
  Ссылка из этого текста Дмитрий Шагин
  Ссылка из этого текста Ира Васильева
  Ссылка из этого текста Мирослав Немиров
  Ссылка из этого текста Михаил Сапего
  Ссылка из этого текста Шауль Резник
Дополнительные ссылки:
  Ссылка из этого текста Товарищество мастеров искусств "Осумасшедшевшие Безумцы"



наша реклама
Митьки